Ю. К. Базанов Права человека и защита персональных данных Киев 2000 удк 342. 721: 681 02(477) ббк 67. 312. 1: 67. 99 (2) 3 Б24 Книга - страница 10

Совмещение негативной и позитивной ха­рактеристик полномочий человека на свои персональные дан­ные позволяет ввести категорию “исключительное право собственности на персональные данные”. “Исключительное право” олицетворяет возможность законодательного ограничения прав физического лица на свои персональные данные, с точки зрения интересов других субъектов, общества и государства, а “право собственности” – наличие монопольного, природного права физического лица по владению, пользованию и распоряжению им своими персональными данными.

Из сказанного следует возможность формулировки одного из важнейших условий защиты персональных данных: обработка персональных данных о физическом лице допускается, если на то имеется согласие субъекта персональных данных (право соб­ственности) или обработку персональных данных разрешает Закон (исключитель­ное право). При передаче персональ­ных данных другим субъектам может переходить только право по использованию этих данных.

Здесь необходимо не забывать, что правовой объем триады полно­мочий права собственности определяется совокупностью правовых объемов понятий – “владе­ние”, “пользование” и “ распоряжение”. Понятие “ис­поль­зова­ние” в правовой объем отмеченной триады полномочий не входит.

Таким образом, в смысле персональных данных мы замкнули прин­­­цип неприкосновенности личности с принципом который гласит, что основой свободы является собственность и покушение на нее равнозначно ограничению свободы.

Анализ зарубежного законодательства показывает, что многие страны придерживаются концепции, согласно которой законы о защите персональных данных применяются только к физическим лицам. Существуют и другие подходы. Международные рекомендации Совета Европы по вопросу обработки персональных данных предусматривают для государств-участников СЕ возможность распространять принципы Рекомендаций на данные, относящиеся к группам лиц, ассоциациям, учреждениям, компаниям или иным организациям, состоящим прямо или косвенно из физических лиц, независимо от того, обладают или нет эти организации статусом юридического лица. В условиях смены отношения к частной собственности и социально-экономического становления, для государства важен вопрос о включении групп лиц в объем понятия “субъекты отношений, связанных с обработкой персональных данных”.

Блок статей проекта Закона посвящен непосредственно обработке персональных данных. Отношения, отражающие гражданско-пра­вовой характер информационных отношений в сфере персональных данных, установлены на основании единоличного и официально подтверждаемого согласия собственника персональных данных на какие-либо действия над сведениями о нем.

В проекте Закона отсутствует специальный раздел об информационных ресурсах, содержащих персональные данные. Обозначенные в проекте нормы позволяют осуществлять работу с персональными данными с учетом возможности аккумулирования отдельных сведений о физических лицах в соответствующих банках данных, включающих базы персональных данных. То есть, применительно к данному проекту можно говорить о двух аспектах правовой регламентации этой проблемы.

Во-первых, речь идет о банках данных информационных ресурсов содержащих сведения персонального характера, т.е. вводится содержательная, видовая характеристика персональных данных в составе информационных ресурсов. И, во-вторых, закрепляется положение о том, что соз­дание банков данных информационных ресурсов должно основываться на принципе гарантированной защиты персональных данных. Из этой правовой установки вытекают важные социальные, организационные и технические последствия. Если на первоначальном этапе формирования международного законодательства о персональных данных в целом складывалось негативное отношение к объединению персональных данных из разных баз данных в крупные банки данных информационных ресурсов, то в настоящее время экономическая и организационная целесообразность исключения дуб­лирования обработки различного вида информации, упрощение передачи различных сведений, в условиях применения новейших информационных технологий, и формирование обобщен­ных массивов информационных ресурсов по отраслевым признакам, в большей мере признаются закономерностью времени. Однако, постоянное совершенствование компьютерных и телекоммуникационных средств, с одной стороны, и требования европейских стандартов по поддержанию соответствующего уровня защиты персональных данных, с другой, предъявляют повышенные требования к уровню их законодательного, регулятивного и административного обеспечения.

Организации, которые собирают информацию о гражданах, обя­­заны до начала работы с ней осуществить государственную регистрацию баз персональных данных, систем автоматизированной обработки и систем картотек персональных данных. При создании этих баз (картотек) данных, соответствующие субъекты правоотношений заключают договор, в котором собственник персональных данных имеет право введения ограничений на сбор, обработку, регистрацию, накоплений, хранение и распространение его персональных данных. Сведения, содержащиеся в базе (картотеке) персональных данных, должны применяться с целью выполнения строго функциональных полномочий, оп­ределенных Уставом или Положением организации, и согласно Закону.

При осуществлении защиты персональных данных, преследующей в первую очередь обеспечение защиты интересов физических лиц, не должно допускаться ограничение в отношении действий со сведениями персонального характера, с точки зрения госу­дарст­вен­ных интересов. Иными словами, особого внимания к себе требует проблема соблюдения интересов всех сторон – лич­нос­ти, общества и государства, на основе механизма обеспечения сбаланси­ро­ванности интересов каждого из них.

Как видится, механизм регулирования процессов защиты персональных дан­ных будет представлять слож­ную, комплексную систему нормативно-правово­го, организационного, технико-технологи­ческо­го обеспечения и кураторства ее специально уполномоченным государственным органом (Упол­номоченным органом), выполняющим координационные, надзорные и контроль­ные функции.

Разнообразие персональной данных предопределяет различную значимость этих сведений для человека. Этим обуславливаются различные подходы и требования к правовой защите персональных данных.

В международном законодательстве признается условное разделение персональных данных на две группы: данные “общего характера” и особые категории сведений, определяемые как данные “чув­ст­вительного свойства”. К последним относят сведения, ка­­сающиеся расового происхождения, политических или рели­ги­оз­ных либо иных верований, а также здоровья или сексуальной жизни. Для указанной категории устанавливают дополнительные меры защиты. Согласно Конвенции 1981 г., указанные сведения не мо­гут обрабатываться автоматически, если в национальном законода­тельстве не предусматриваются достаточные гарантии их сохранности (статья 6 Конвенции). Рекомендации Совета Ев­ропы устанавливают, что эта статья не содержит исчерпы­вающего переч­ня категорий персональных данных, рассматриваемых как “чувстви­тель­ные”. Дело каждого государства устана­в­ливать ог­ра­ничения по сбору, обработке, регистрации, накоплению, хранению и распространению указанных сведений в на­ци­о­нальном законодательстве. Общее правило сводится к тому, что рассматриваемые персональные данные не должны собираться, обрабатываться и накапливаться ис­ключи­тель­но в целях выявления фактов, характеризующих физическое лицо лишь негативно. Указанные действия могут осуществляться, если это необходимо для оказания кому-либо особой помощи, либо для специального исследования.

Защита любых персональных данных осуществляется на базе ограниченного к ним доступа и исключительного права собственности на персональные дан­ные, которые обязывают всех держателей и пользователей персональ­ных дан­ных обеспечивать их соблюдение. Вместе с этим, автома­тизи­ро­ванные системы, при помощи которых осуществляются действия над пер­сональными данными “чувстви­тельного свойства”, должны в обязатель­ном порядке обеспечиваться техническими средствами защиты ин­фор­мации.

Возможная схема организации защиты персональных данных в Украине представлена в Приложении 2.

В качестве основы механизма регулирования процессов защиты персональных данных проектом Закона устанавлива­ется система взаимосвязанных организационных мер на базе: порядка по предоставлению государством разрешения на осуществление деятельности в сфере защиты персональных данных; порядка, определяющего регистрацию баз персональных данных, систем автоматизированной обработки персональных данных и систем обработки картотек персональных данных; порядка сертификации технических средств защиты персональных данных.

Предполагается также разработка дополнительного пакета под­законных нор­мативно-правовых актов, призванных обеспечить ук­реп­ление правовых условий в работе всех субъектов отношений, связанных со сбором, обработкой, регистрацией, накоплением, хранением и распространением персональных данных.

Среди них нормативно-правовые акты о: порядке государственной регистрации информационных баз данных про граждан; Нацио­нальном реестре электронных баз данных информационных ресурсов Украины; правилах защиты файлов персональных данных в Уполномоченном органе; порядке распространения персональных данных в интерсетях; аттес­тации субъектов деятельности в сфере защиты персональных данных; апелляционной комиссии Упол­номоченного органа; уполномоченном организации, учреждении, предприятии по защите персональных данных; порядке рассмотрения жалоб, заявлений и предложений, связанных с защитой персональных данных.

Предварительный анализ показывает, что для полноценного функционирования института защиты персональных данных в стране потребуется разработка и введение в действие не менее 35 подзаконных нормативно-правовых документов. В этом случае у Уполномоченного органа появляются реальные возможности координации и надзора за субъектами деятельности, регулированию отношений и обеспечению прав физических лиц по защите персональных данных.

Проект Закона Украины “О защите персональных данных” является базовым законопроектом. Формирование единого правового поля сферы защиты персональных данных в Украине предусматривает в последующем приведение правовых норм отраслевого законодательства в соответствие с его положениями.

Принципы защиты прав личности, относительно сбора, обработки, регистрации, накоп­ления, хранения и распространения персональных данных, воплощены в содержании многих статей, придавая соответствующим разделам (проблемам) конкретизацию. Так, субъект права собственности на пер­сональные данные имеет право решать вопрос о передаче их кому-либо и получать сведения о наличии своих данных у других субъектов, ограничивать к ним доступ или проведение операций по внесению исправлений, дополнений, уточнений и др.

Одновременно с конкретными мерами по защите персональных данных проект Закона устанавливает гарантии открытости сведений о физическом лице. Они связаны с закреплением в проекте соответствующих прав субъектов на доступ к персональным данным, хранящимся в базах данных, прав по ознакомлению с ними, получению ответа на запрос.

Необходимость наличия в законодательстве и важность указанных прав подтверждается, в частности, Ре­ше­ни­ем^ Конституционного Суда Украин�� от 30.10.97 г. по делу “Об офи­ци­альном толковании статей 3, 23, 31, 47 и 48 Закона Украины ”Об информации” и статьи 12 Закона Украины ”О прокуратуре” (При­­ло­жение 6, п. 16 ). Как указывается в Решении, Конституционный Суд Украины установил что, анализ практики, материалов конституционного обращения дает основания констатировать наличие в нормативно-правовой базе в части информационных правоотношений нечетко определенных, коллизионных положений и пробелов, что негативно влияет на обеспечение конституционных прав и свобод человека и гражданина. Так, часть вторая статьи 32 Конституции Украины не разрешает сбор, хранение, использование и распространение конфиденциальной информации о личности без ее согласия, кроме случаев, определенных законом, и только в интересах национальной безопасности, экономического благосостояния и прав человека. Однако отечественным законодательством не полностью определен режим сбора, хранения, использования и распространения информации, в частности касающейся психического состояния человека, его принудительного осмотра и лечения, не создана процедура защиты прав человека от противозаконного вмешательства в его личную жизнь психиатрических служб. Закон Украины "Об информации" закрепляет только общие принципы доступа граждан к информации, касающейся их лично. Механизм реализации указанного права надлежащим образом не оп­ределен. Отсутствует и регулирование использования конфиденциальных данных в сфере психиатрии. 3аконо­дательство Украины пока еще не приведено в соответствие с европейскими стандартами в области защиты персональных данных в связи с принятием Украины в Совет Европы. Правоотношения, которые возникают в этой сфере, в том числе, и информационного характера, регулируются ведомственными нормативными актами прежнего СССР: приказом Министра охраны здоровья СССР от 29 декабря 1979 года № 1333 "О порядке предоставления сведений о психическом состоянии граждан", приказом Министра охраны здоровья СССР от 21 марта 1988 года № 225 "О мероприятиях по дальнейшему совершенствованию психиатрической помощи" и рядом положений и временных инструкций, утвержденных в СССР упомянутым министерством в 80-х годах. Из-за отсутствия собственной нормативной базы они и сейчас применяются в Украине, несмотря на то, что значительное число норм таких приказов, положений и инструкций противоречат статьям 3, 23, 31, 47, 48 и другим нормам Закона Украины "Об информации".

В проекте Закона Украины “О защите персональных данных” получил достаточно полное отражение важнейший принцип общего характера, состоящий в обязанности владельцев персональ­ными данными и распорядителей автоматизированных систем при­нимать необходимые меры по защите сведений персонального харак­тера. Общие и конкретные обязанности по соблюдению принципов защиты предусматривают недопущение причинения матери­ального и/или морального ущер­ба собственнику и иным субъектам персональных дан­ных, соб­лю­дения условий ограниченного доступа к сведениям пер­со­нального характера. К сказанному примыкают обя­занности субъектов отношений, связанных с защитой персональных данных, основанные на принципах ограниченного сбора персональных данных, строгого следования целям обработки персональных данных и обес­печения высокого качества сведений о физических лицах.


6.1.1. Персональные данные и право собственности


Современное понимание правового, открытого демократического общества исходит из уважения и защиты прав и свобод человека на базе верховенства закона. Защита прав и свобод – первейшая обязанность государства. Уважение прав и свобод человека – гарантия от чрезмерного вмешательства государства в личную жизнь физических лиц. Их соблюдение и осуществление – основа справедливости и мира.

История XX столетия была историей дальнейшего продвижения человечества по пути индивидуальных свобод. Сейчас нет такой демократической конституции в мире, которая не имела бы в своем кодексе природные и неотъемлемые права и свободы человека, включая и выдвигая на первый план свободу частной собственности. Если философское обоснование идей Конституции США 1787 года твердо определило положение частной собственности: “Пра­во на жизнь, свободу и собственность – важнейшие природные права, без которых люди не имеют возможности обеспечить себе полноценное существование”, то идея права собственности на информацию и, в частности, на персональные данные стала осознаваться лишь в последние годы.

Собственность – основа экономики и жизнедеятельности человека. В политико-экономическом смысле термина она означает отношения по экономическому присвоению материальных или нематериальных благ. В правовом смысле это совокупность юридических норм, закрепляющих и охраняющих принадлежность каких-либо благ определенному физическому лицу-собственнику, которые предусматривают объем и содержание его прав, способы и пределы их осуществления. От того, какова юридиче­ская оболочка защиты собственности, через какие механизмы она реа­лизуется, во многом зависит фактическое обеспечение прав и свобод че­ловека, а также сбалансированность интересов личности, общества и государства. Причем, независимо от сущности конституционных институтов, субъективные права предоставляемые по авторскому или патентному праву сходны по функции с субъективными правами собственности на имущество, вещь.

Право собственности имеет значительно более давнюю историю, чем конституционализм. Конституционные идеи и конституционная прак­­тика возникли в эпоху революций в Англии, США и Франции XVII-XVIII веков. А содержание права собственности берет начало с Древнего Рима и раскрывается через триаду полномочий: владение, пользование и распоряжение какими-либо объектами.

В XVII веке зять Оливера Кромвеля генерал-комиссар Генри Айртон утверждал: “Ни закон Бога, ни закон природы не дают мне собственность. Собственность устанавливается человеческой конституцией”.

С этим можно согласиться, если, во-первых, ограничивать сущность категории “собственность” областью материальных объектов. В те времена имело место именно такое понимание – проблемы информации и информационных ресурсов, как важных экономических факторов, которые необходимо защищать, не существовало. И во-вторых, с упомянутым тезисом можно согласиться, если не принимать во внимание вопроса: что первично – норма (правило), отражен­ная в законе или естественное, природное право, принадлежащее человеку от его рождения: право на жизнь, на свободу, на неприкосновенность, право на уважение к частной и семейной жизни, право на свободное выражение взглядов и другие права, с точки зрения их природной данности и передовых идеалов.

Законодатель, как справедливо писал К. Маркс, “не производит законы, не выдумывает их, а только формулирует”. Другими словами, первичным есть природное право. А закон – явление вторичное, субъ­ективное, выводимое законодателем из явлений объективного, естественных условий жиз­ни, он не должен зависеть от субъективных желаний. Закон есть средство, инструмент конституционного регулирования естественных прав. Только при таком отношении можно говорить про законы как правовые, а про государство – демократическое, в котором все подчинено Закону.

Человек от рождения наделен определенными биологическими качествами. Благодаря этим качествам и последующей жизнедеятель­ности он приобретает социальные качества личности, которые вместе с биологическими качествами отражаются во всевозможных сведениях – персональных данных, сопровождающих его всю жизнь и теряющихся после смерти. Сам характер персональных данных содержит как информационный, но и, что все более характерно для нашего времени, экономический аспект, отображающий право собственности человека на любые сведения о себе. Однако сегодня никто не может ответить на вопрос – кому принадлежит информация о любом человеке? Персональные данные физического лица юридически не являются его собственностью, со всеми вытекающими отсюда последствиями. П.Фло­рен­ский в конце позапрошлого века заметил: “Чело­век без имени не человек. Ему не хватает самого существенного”. Философ жил во времена, когда понятия “информационные ресурсы”, “пер­сональные данные” отсутствовали, их экономический аспект еще не просматривался.

Экономический аспект персональных данных выражается в том, что со становлением и функционированием внутреннего рынка, предусматривающего движение товаров, услуг и капиталов, возникает необходимость в движении персональных данных, действенном обеспечении защиты их потребительской и меновой стоимости и, тем самым, защиты прав и свобод человека.

Информация во всем мире признается товаром. Рыночные отношения предусматривают не безвозмездную передачу информации-то­вара, а взаимовыгодный экономический ее обмен в условиях свободной конкуренции. Персональные данные – это информация, которая представляет определенный экономический интерес и может быть товаром, хотим мы того или нет, например, если в нее вложен труд по аккумулированию сведений в банках, базах данных или картотеках. Но этот товар не имеет охраноспособного характера и не подпадает под действие механизмов защиты института интеллектуальной собственности в полной мере, так как персональные данные не есть результат творчества. Учитывая то, что интересы каких-либо субъектов и конкретного физического лица могут не совпадать, а сведения о нем могут использоваться для удовлетворения потребностей экономической деятельности, естественно, персональные данные должны иметь не только организационные механизмы, технические и технологические средст­ва защиты от несанкционированного их использования, но и получить качественно новый статус – статус объекта права собственности соответствующего физического лица. Такое видение проблемы обес­печения прав человека предоставляет ему дополнительную защиту, а также – возможность введения информации о физическом лице в товарно-денежный оборот, при определенных законом условиях. Это все более становится понятным в условиях развития внешнеэкономических связей, экономической интеграции, рас­ширения и углубления про­цессов информатизации, создании трансконтинентальных сетей связи, возрастании активности при формировании различных банков информационных ресурсов и баз персональных данных (финансо­вого, социального, научно-техничес­кого, правовохранительного и др. характера). Эти процессы вытекают из становления и функционирования внутреннего рынка, ведут к возрастанию трансграничных информационных потоков между субъектами экономической, социальной, политической, правовой и др. деятельности различных государств.

Отмеченные тенденции, на наш взгляд, позволяют сделать два существенных и важных предварительных вывода.

Первый: личность объективно имеет право собственности на свои персональные данные, которое должно быть закреплено юридически; это право имеет природно-конституционный характер в отличие от конституционного права собственности на материальные объекты, не являющегося природным.

Второй:
6827259052261874.html
6827438221310515.html
6827562018655621.html
6827609916982838.html
6827703319575256.html