Постпрандиальная гиперлипемия и ремоделирование артерий у больных с ишемической болезнью сердца и метаболическим синдромом 14. 01. 04 внутренние болезни - страница 3

^ Результаты исследований и их обсуждение
Исходные параметры ФПГ представлены в таблице 2. Так, в 1-й и 2-й группах выявлены более высокие исходные показатели ФПГ (ИО,% и ИЖ, м/с) в сравнении с контрольной группой. Причем, во 2-ой группе ИО и ИЖ были выше по сравнению с аналогичными показателями 1-ой группы.

Таблица 2

^ Исходные параметры фотоплетизмографии в исследуемых группах (M ± m)



Показатель


Группа контроля

(n = 18)


Группа больных ИБС и МС

(n = 52)

с СИС от 0 до 4

с СИС от 5 до 16

1-я группа (n=27)

2-я группа (n=25)

ИО, %

55,48±0,55

64,90±1,19***

70,69±0,96***

Т, мс

198,19±1,13

161,50±2,21***

158,62±2,08***

ИЖ, м/с

8,67±0,12

10,56±0,19***

10,95±0,15***

П р и м е ч а н и е. *- p<0,05, ** - p<0,01, ***- p < 0,001 в сравнении с группой контроля

Увеличение ИЖ в группе больных свидетельствует о большей ригидности эластических артерий, что приводит к увеличению скорости пульсовой волны. Это же характеризует и уменьшение времени отражения (Т) в 1-й и 2-й группах больных ИБС и МС в сравнении с группой контроля. Увеличение ИО в группе больных ИБС и МС свидетельствует о повышении тонуса мелких мышечных сосудов и о повышении периферического сопротивления.

ИЖ коррелировал с возрастом (r=0,31, p<0,05) во всех группах. Это отражает естественные процессы старения, что выражается в снижении эластичности артерий и увеличении скорости пульсовой волны. Кроме этого, ИЖ коррелировал с уровнями ОХ, ТГ и ЛПНП, определенного натощак (r=0,38, p<0,05, r=44, p<0,01, r=0,34, p<0,05, соответственно), а также в постпрандиальный период (r=0,34, p<0,05, r=0,66, p<0,001, r=0,59, p<0,001, соответственно). Выявленные связи характеризуют процессы ремоделирования эластических артерий, включающее утолщение интимы и уменьшение эластичности сосудов, происходящие с возрастом и усугубляющиеся под влиянием атерогенных фракций липидов и ЛП, определенных натощак и под воздействием ЖН. Уровни ЛПВП, определенные натощак и через 6 ч после ЖН, обратно коррелировали с ИЖ (r= -0,30, p<0,05, r= -0,42, p<0,01, соответственно). Кроме этого, выявлена корреляция ИЖ и окружности талии (r=0,57,p<0,001), свидетельствующая о развитии процессов ремоделирования эластических артерий при наличии у пациента абдоминального ожирения. Также выявлена корреляционные связи ИЖ с СИС (r= 0,44, p<0,01) и ТИМ (r= 0,60, p<0,001), демонстрирующие параллельное развитие ремоделирования периферических артерий и крупных магистральных сосудов (коронарных артерий и ОСА).

Следующим этапом исследования была оценка функции эндотелия натощак и через 6 ч после ЖН в ходе проведения пробы с реактивной гиперемией в исследуемых группах. Показатель функции эндотелия (ПФЭ) характеризовался величиной снижения индекса отражения (∆ ИО, %) в ходе пробы с реактивной гиперемией (Лебедев П. А. и соавт., 2003).

Таблица 3

^ Параметры фотоплетизмографии исходно(1) и после жировой нагрузки (2) в обследованных группах в ходе ишемической пробы (М+m)



Параметр

Группа контроля

(n = 18)

Группа больных ИБС и МС

(n = 52)

1-я группа с СИС от 0 до 4

(n=27)

2-я группа с СИС от 5 до 16 (n=25)

ИО исх, %

1

55,48±0,55

64,90±1,19***

70,69±0,96***

2

58,92±0,65

68,64±1,04***

73,92±0,88***

ИО через 2 мин, %

1

46,34±1,11

60,11±1,73***

70,16±1,74***

2

52,92±0,96

71,61±1,74***

84,53±1,95***

Т исх, м/с

1

198,19±1,13

161,50±2,21***

158,60±2,08***

2

197,91±1,15

155,67±2,19***

153,54±2,20***

Т через 2 мин, м/с

1

241,87±5,17

166,60±2,18***

165,92±2,19***

2

239,19±5,25

162,34±2,13***

160,68±1,98***

∆Т, %

1

46,68 ± 4,92

5,10±0,77***

7,30±1,28***

2

41,28±4,94

6,67±0,70***

6,52±1,31***

ПФЭ, %

1

16,56 ± 1,51

7,76±1,05***

1,09±1,31***

2

10,20±1,27

- 4,13±1,33***

- 14,08±1,67***

П р и м е ч а н и е. * - достоверность отличий в группах больных ИБС и МС (1 и 2) по сравнению с контрольной группой, *** p < 0,001.

Влияние пробы с реактивной гиперемией на функцию сосудистого эндотелия заключается в том, что через 3 минуты после снятия окклюзии происходит увеличение объемной и линейной скорости кровотока. На ФПГ это отражается увеличением времени отражения Т и снижением ИО. В ответ на увеличение постокклюзионного кровотока возрастает напряжение сдвига на эндотелии (V.J. Dzau, 1990) и выработка вазорелаксирующих факторов, в основном NO и простациклина (Engelke K. A. et al., 1996), что приводит к релаксации резистивных мышечных артерий. Параметры ФПГ в исследуемых группах в ходе ишемической пробы натощак и через 6 ч после стандартной ЖН представлены в таблице 3.

В ходе пробы с реактивной гиперемией достоверное снижение ИО (p<0,001) и увеличение времени отражения Т (p<0,001) произошло только в группе контроля. Аналогичные показатели в 1-ой и 2-ой группах достоверно не отличались от исходных показателей ФПГ, что свидетельствует о нарушении способности к релаксации мышечных артерий в ответ на стресс в виде окклюзии в отличие от пациентов контрольной группы, показатели которой продемонстрировали сохраненную функцию сосудистого эндотелия.

Под воздействием жировой нагрузки ИО увеличивался, а время отражения Т уменьшалось во всех исследуемых группах. Данные изменения были выражены в большей степени в группах больных ИБС и МС по сравнению с группой контроля. Подобная динамика показателей ФПГ (ИО и Т) под воздействием ЖН свидетельствует о негативном влиянии экзогенных пищевых жиров на вазорегулирующую функцию эндотелия.

Еще одним маркером эндотелиальной дисфункции является динамика ПФЭ в ходе проведения пробы с ЖН. В контрольной группе ПФЭ составил 16,56±1,51 %. ПФЭ исходно в 1-й и 2-й группах больных был достоверно ниже в сравнении с группой контроля и составил 7,76+1,05% - в 1-й и 1,09+1,31% - во 2-й группе (р<0,001) (нижняя граница нормы ПФЭ: 10%) (рис.2). В постпрандиальный период ПФЭ снижался во всех 3-х группах по сравнению с исходными показателями, приводя у больных 1-й и 2-й групп к парадоксальной - вазоспастической реакции и значительному достоверному снижению ПФЭ по сравнению с группой контроля (p<0,001). Кроме этого, снижение ПФЭ ниже 3% через 6 ч после стандартной ЖН свидетельствует о высоком риске развития стенозирующего атеросклероза коронарных артерий (рис.3).




Рис. 2. Уровень исходного показателя функции эндотелия в исследуемых группах


В группе больных выявлена корреляция исходного уровня ПФЭ% с исходными и постпрандиальными уровнями ТГ (r= - 0,43, p<0,001 и r= - 0,69, p<0,001, соответственно), ЛПНП (r= - 0,34, p<0,01 и r= -0,58, p<0,001, соответственно), ЛПВП (r= 0,33, p<0,01 и r= 0,46, p<0,001, соответственно), постпрандиальным уровнем ОХ (r= -0,44, p<0,001, соответственно), а также постпрандиального ПФЭ% и исходными и постпрандиальными показателями ТГ (r= -0,48, p<0,001 и r= -0,74, p<0,001, соответственно), ЛПНП (r= -0,38, p<0,01 и r= - 0,62, p<0,001, соответственно), ЛПВП (r= 0,30, p<0,05 и r= 0,44, p<0,001, соответственно), постпрандиальным уровнем ОХ (r= -0,49, p<0,001). Таким образом, полученные данные свидетельствуют о неблагоприятном влиянии атерогенных факторов липидного спектра натощак, и увеличение их воздействия в постпрандиальный период на эндотелиальную дисфункцию.



Рис. 3. Уровень постпрандиального показателя функции эндотелия в исследуемых группах


На следующем этапе исследования мы оценивали динамику показателей липидного спектра исходно и через 6 часов после стандартной ЖН у пациентов с различной выраженностью атеросклероза коронарных артерий. Полученные данные представлены в таблице 4.

У больных 1-й и 2-й групп выявлены достоверно более высокие уровни атерогенных ЛП (ЛПНП, ТГ) натощак при более низком уровне антиатерогенного ЛПВП, по сравнению с лицами контрольной группы. В 1-й и 2-й группах исходные уровни ОХ, ТГ, ЛПВП, ХС-не-ЛПВП достоверно не отличались, хотя уровни ЛПНП и ИА были достоверно выше в группе с большим поражением коронарных артерий (2-я группа). Выраженность гиперхолестеринемии натощак в 1-й и 2-й группах можно охарактеризовать как умеренную (Р.Г. Оганов, 2009).

Нами использовалось определение постпрандиальных показателей через 6 часов после ЖН, поскольку этот период представляется наиболее информативным. Прирост атерогенных липидов (ТГ, ЛПНП) в раннюю постпрандиальную фазу (через 3 часа после ЖН) является физиологичным, сопровождаясь довольно быстрой нормализацией показателей ЛС к 6 часу, что подтверждает отсутствие различий в этот период по сравнению с исходными показателями в группе контроля. Напротив, у пациентов 1-й и 2-й групп, отмечалось повышение ОХ, ТГ, ЛПНП и ХС-не-ЛПВП, при достоверном снижении ЛПВП во 2-й группе (р<0,05). При этом, постпрандиальный уровень ОХ во 2-й группе достоверно был выше, по сравнению с аналогичным показателем 1-й группы, р<0,001, а также уровень ХС-не-ЛПВП через 6 ч после стандартной ЖН во 2-й группе был выше в сравнении с 1-й, p<0,01.

Таблица 4

^ Показатели липидного спектра крови исходно(1) и после жировой нагрузки (2) в обследованных группах (М+m)


Показатель


Группа контроля

(n= 18)

Больные ИБС+МС (n=52)

с СИС от 0 до 4 баллов

с СИС от 5 до 16 баллов

1-я группа

(n=27)

2-я группа

(n=25)

ОХ (ммоль/л)

1

4,97+0,19

5,22+0,25

5,97+0,28**

2

4,63+0,21

5,51+0,23**

6,42+0,19***

ТГ (ммоль/л)

1

1,25+0,10

1,91+0,16***

2,19+0,14***

2

1,27+0,12

3,61+0,20***

4,48+0,19***

ЛПВП (ммоль/л)

1

1,54+0,18

1,33+0,06

1,22+0,06*

2

2,04+0,30

1,07+0,05***

0,91+0,04***

ЛПНП (ммоль/л)

1

3,04+0,29

3,90+0,24*

4,62+0,23***

2

2,52+0,26

5,51+0,23***

6,70+0,20***

ИА

1

2,64+0,32

3,86+0,32**

4,87+0,28***

2

1,86+0,27

4,35+0,30***

6,49+0,48***

ХС-не-ЛПВП (ммоль/л)

1

3,43±0,27

3,89±0,25

4,76±0,28*

2

2,59±0,19

4,44±0,23***

5,51±0,19***

П р и м е ч а н и е. *- p<0,05; **- p<0,01; ***- p<0,001- в сравнении с исходными показателями группы контроля.

Уровень ТГ через 6 ч после стандартной ЖН превысил в 2 раза исходный (на 85% - в 1-й и на 106% - во 2-й группе) и составил 3,61+0,20 ммоль/л и 4,48+0,19 ммоль/л соответственно, р<0,001). Уровень ЛПНП и ИА через 6 ч после ЖН достоверно был выше во 2-й группе по сравнению с 1-й.

Уровень ППГ, оцениваемый по приросту ТГ (ΔТГ%) в сыворотке крови после ЖН в нашем исследовании коррелировал с СИС коронарных артерий (r= 0,41, p<0,001). Кроме этого, степень убывания ЛПВП (ΔЛПВП%) в сыворотке крови в процессе ЖН коррелировала с СИС и с количеством пораженных коронарных артерий (r= 0,43, p< 0,001 и r=0,50, p<0,001, соответственно).

Нами также были выявлены корреляционные связи СИС коронарных артерий и постпрандиальных показателей ОХ (r= 0,32, p<0,05), ТГ (r= 0,40, p<0,01), ЛПНП (r= 0,32, p<0,05), ЛПВП (r= -0,38, p<0,01) и ИА (r= 0,42, p<0,01), а также числа стенозированных коронарных артерий и ОХ (r= 0,37, p<0,05), ТГ (r=0,36, p<0,05), ЛПНП (r=0,46, p<0,01) и ЛПВП (r= -0,43, p<0,01), определенных через 6 ч после ЖН. Таким образом, получена прямая зависимость выраженности атерогенных сдвигов в системе транспорта липидов крови после ЖН от степени ангиографических проявлений коронарного атеросклероза.

Кроме этого, СИС коронарных артерий коррелировал с ИТБ (r= 0,32, p<0,05), что подтверждает связь абдоминального ожирения с распространенностью коронарного атеросклероза, а также СИС с уровнем HbAc1 (r=0,65, p<0,001), отражающего среднее содержание сахара в крови за длительный период времени (до 3-х месяцев), что подтверждает участие нарушений обмена углеводов в развитии коронароангиосклероза.

СИС коронарных артерий коррелировал с ПФЭ исходным и постпрандиальным (r= - 0,44, p<0,01 и r=-0,55, p<0,001, соответственно), а также нами установлено, что при нарастании СИС коронарных артерий в группе больных ИБС и МС, происходит более значительное снижение ПФЭ в ходе пробы со стандартной ЖН (r=0,39, p<0,05). Таким образом, полученные данные свидетельствует о параллельности развития ремоделирования коронарных и периферических артерий, а показатели ППГ вносят неблагоприятный вклад в развитие этих процессов.

Анализ тяжести и распространенности атеросклеротического поражения общих сонных артерий показал существенное увеличение степени атеросклеротического ремоделирования во 2-й группе: ТИМ ОСА была больше на 0,26 мм, или на 18% по сравнению с 1-й группой (таблица 5). Увеличение ТИМ ОСА в этой группе встречалось у 100% пациентов, в то время как в 1-й – только у 81%. У больных с более выраженным атеросклерозом коронарных артерий атеросклеротические бляшки были обнаружены на 43% чаще, причем случаев обнаружения бляшек со стенозом > 50 % во 2-й группе было больше на 33% по сравнению с 1-ой.

Таблица 5

^ Распространенность атеросклеротического поражения общих сонных артерий в зависимости от степени стенозирующего коронароангиосклероза больных ИБС и МС (n = 52)


Показатель

с СИС от 0 до 4 баллов

с СИС от 5 до 16 баллов

1-я группа

(n=27)

2-я группа

(n=25)

ТИМ ОСА

1,22± 0,04

1,48 ± 0,06*

Атеросклеротические бляшки, n (%)

18(66,7)

23(92)*

Единичная бляшка, стеноз < 50%, n(%)

12(44,4)

4(16)**

Множественные бляшки, стеноз < 50%,n(%)

3(11,1)

8(32)**

Единичная бляшка, стеноз > 50%, n (%)

0

5(20)**

Множественные бляшки, стеноз > 50%,n(%)

3(11,1)

6(24)*

П р и м е ч а н и е. ***p < 0,01, *p < 0,05

Найдена корреляционная связь между ТИМ ОСА и СИС (r= 0,59, p<0,01), между ТИМ ОСА и числом пораженных атеросклерозом коронарных артерий (r= 0,51, p< 0,01), между ТИМ ОСА и ИЖ (r = 0,60, p < 0,001), а также между ТИМ ОСА и ПФЭ %, определенным натощак и в постпрандиальный период (r= - 0,41, p<0,01 и r= -0,49, p<0,01, соответственно). Кроме этого, выявлена корреляционная взаимосвязь ТИМ ОСА с динамикой снижения ПФЭ в ходе проведения пробы со стандартной ЖН (Δ ПФЭ%) (r = 0,33, p < 0,05). Также, нами обнаружена корреляционная связь ТИМ ОСА и ИТБ (r=0,42, p<0,05), а также ТИМ ОСА c уровнем глюкозы (r=0,43, p<0,01) и уровнем HbAc1 (r=0,63, p<0,01), что подтверждает связь проявлений МС (абдоминального ожирения и нарушения углеводного обмена) с распространенностью атеросклероза артерий брахиоцефального ствола. В нашем исследовании ТИМ ОСА коррелировал с уровнем САД (r=0,53, p<0,01), ДАД (r=0,50, p<0,01) и ПАД (r=0,43, p<0,01), что подтверждает связь нарастания ТИМ ОСА c повышением уровня артериального давления.

Кроме этого, нами обнаружены корреляционные взаимосвязи ТИМ ОСА c исходным и постпрандиальным уровнем ТГ (r=0,37, p<0,05 и r=0,68, p<0,001, соответственно), ЛПНП (r=0,43, p<0,01 и r=0,64, p<0,001, соответственно), ЛПВП (r= - 0,31, p<0,05 и r= -0,47, p<0,01, соответственно), c ИА (r= 0,50, p<0,01 и r=0,53, p<0,01, соответственно), а также с постпрандиальным уровнем ОХ (r= 0,42, p<0,01) и ХС-не-ЛПВП (r=0,57, p<0,01). Взаимосвязь ТИМ ОСА с исходным уровнем ОХ и ХС-не-ЛПВП была не достоверной. Таким образом, атерогенные сдвиги в липидтранспортной системе крови стимулируют развитие атеросклеротического ремоделирования сонных артерий. Это подтверждает и выявленная нами взаимосвязь уровня ППГ (ΔТГ%) с ТИМ ОСА (r= 0,54, p<0,001).

По данным литературы, у больных с экстракраниальным атеросклерозом часто обнаруживаются признаки ремоделирования левых отделов сердца, что подтвердилось и в нашем исследовании. Так, ТИМ ОСА коррелировал с ММЛЖ (r=0,52, p<0,01), ИММЛЖ (r=0,57, p<0,01), ФИ% (r= - 0,37, p<0,05), ТЗС (r= 0,51, p<0,01), ТМЖП (r=0,50, p<0,01) и с КДР ЛЖ (r=0,37, p<0,05).

Эхокардиографическое исследование у пациентов 1-й и 2-й групп выявило увеличение массы миокарда ЛЖ (ИММ > 120 г/м2) при повышении относительной толщиной стенок ЛЖ (ИГ > 0,45), что свидетельствует о развитии концентрической гипертрофии. Кроме этого, у пациентов этих групп отмечалось изменение параметров трансмитрального кровотока, а именно отношения пиковой скорости кровотока в фазу раннего наполнения ЛЖ (пик Е) к скорости в фазу систолы предсердий (пик А) при увеличении диаметра левого предсердия. При гипертрофии миокарда происходят изменения структуры и функции мышечных волокон, увеличение жесткости и ухудшение его податливости. Это приводит к нарушению активного расслабления миокарда, повышению интрамурального давления в полости ЛЖ и снижению градиента давления между предсердием и желудочком (Фатенков В. Н., 1990). Кровоток в фазу раннего наполнения снижается, а в фазу систолы предсердий увеличивается за счет гиперфункции предсердий.

В основной группе также выявлена корреляционная взаимосвязь ММЛЖ с ИЖ по данным ФПГ: (r = 0,31, p < 0,05) . Увеличение жесткости периферических сосудов приводит к увеличению входного сопротивления в аорте с одной стороны, и раннему возвращению отраженной волны с другой стороны. Эти факторы увеличивают постнагрузку ЛЖ, способствуя развитию компенсаторной гипертрофии его стенок и увеличению ММЛЖ. Также, нами обнаружены корреляционные связи ММЛЖ с исходным и постпрандиальным уровнем ПФЭ% периферических артерий (r = -0,34, p < 0,05 и r= -0,36, p<0,05, соответственно), а также корреляцию ПФЭ% с параметрами трансмитрального кровотока (r = 0,48, p < 0,01). Причину такой взаимосвязи мы видим в увеличении тонуса резистивных сосудов, который связан с дисфункцией эндотелия. Чем меньше ПФЭ%, тем больше периферическое сосудистое сопротивление и постнагрузка на ЛЖ. Это также способствует развитию компенсаторной гипертрофии миокарда, препятствует активному расслаблению миокарда и кровенаполнению ЛЖ в диастолу.

Кроме этого, представляют интерес выявленные нами корреляционные взаимосвязи ММЛЖ и СИС (r=0,40, p<0,01), ТИМ ОСА (r=0,57, p<0,01). Также, ММЛЖ коррелировала с окружностью талии (r=0,35, p<0,05), ИТБ (r= 0,47, p<0,01), HbAc1 (r=0,45, p<0,01), САД (r=0,41, p<0,01), что подтверждает участие факторов МС (абдоминального ожирения, нарушения обмена углеводов и артериальной гипертензии) в развитии ремоделирования ЛЖ.

Показатель ММЛЖ коррелировал с исходным и постпрандиальным показателем ТГ (r= 0,30, p<0,05 и r=0,41, p<0,01, соответственно), а также с уровнем ППГ (Δ ТГ%) (r= 0,31, p<0,05) и с постпрандиальным уровнем ЛПНП (r=0,33, p<0,05). Таким образом, при ИБС и МС развиваются процессы сердечно - сосудистого ремоделирования, включающие изменения геометрии и массы ЛЖ, жесткости аорты и крупных эластических артерий, а также тонуса резистивных сосудов, а ППГ участвует в развитии ремоделирования ЛЖ.

Следующим этапом нашего исследования была оценка гиполипидемических и плейотропных свойств розувастатина – его влияния на уровень показателей липидного спектра натощак и в постпрандиальный период, а также на функцию сосудистого эндотелия. Исследование было выполнено у 21 больного с ИБС и МС. До исследования больные не получали статины. Всем пациентам проводилось исследование реактивности периферических артерий с ишемической пробой методом ФПГ, определение фоновых показателей липидов и ЛП крови исходно и через 6 ч после теста с ЖН. Динамику указанных параметров оценивали через 3 месяца (таблица 6).

Нами были получены данные, свидетельствующие о том, что у больных ИБС и МС лечение розувастатином в дозе 10 мг/сутки однократно вечером привело к достоверному снижению уровня показателей ЛС, определяемых натощак: ОХ (на 29%) , ТГ (на 36%), ЛПНП (на 36%). ХС-не-ЛПВП на фоне терапии снизился на 36%. Уровень антиатерогенного холестерина ЛПВП при лечении не менялся. Относительные атерогенные показатели на фоне лечения розувастатином также благоприятно снижались: ИА на 37%, ОХ/ЛПВП на 31% и ЛПНП/ЛПВП на 38 %.

Таблица 6

Динамика показателей липидного спектра крови натощак (1) и после стандартной жировой нагрузки (2) исходно и после лечения розувастатином в дозе 10 мг/день у больных ИБС и МС (М±m)

Показатель

До лечения

После лечения

(3 мес)

ОХ

(ммоль/л)

1

6,38+0,23

4,54+0,20***

2

6,01+0,30

4,38+0,19***

ТГ

(ммоль/л)

1

2,50+0,23

1,60+0,13**

2

3,57+0,46

2,14+0,24**

ЛПНП

(ммоль/л)

1

4,03+0,22

2,57+0,17*

2

3,20+0,24

2,18+0,17

ЛПВП

(ммоль/л)

1

1,22+0,04

1,24+0,06

2

1,19+0,05

1,22+0,07

ИА

1

4,32+0,22

2,71+0,18***

2

4,12+0,23

2,65+0,16***

ХС-не-ЛПВП

(ммоль/л)

1

5,19+0,21

3,30+0,18***

2

4,92+0,28

3,16+0,16***

ОХ / ЛПВП

1

5,36+0,22

3,71+0,18***

2

5,19+0,23

3,65+0,16***

ТГ / ЛПВП

1

2,13+0,21

1,33+0,13**

2

3,37+0,44

1,80+0,21**

П р и м е ч а н и е. 1- натощак, 2 – через 6 часов после ЖН; *- p<0,05; ** - p<001; *** - p<0,001 в сравнении с показателями до лечения соответственно.

На фоне лечения у больных ИБС и МС отмечалось снижение уровней липидов и липопротеинов в постпрандиальный период. Выявлено благоприятное снижение постпрандиальных уровней ОХ (на 27%), ТГ (на 36%) и ИА (на 36%). Кроме этого, на фоне терапии в постпрандиальной сыворотке снижался ХС-не-ЛПВП (на 36%). Относительные атерогенные показатели в постпрандиальный период также снижались: ОХ/ЛПВП на 30%, ЛПНП/ЛПВП на 31%. ЛПВП через 6ч после ЖН достоверно не отличались. Увеличение уровня ТГ к 6 ч после ЖН происходило и до, и после лечения на 43% и на 34% соответственно, без достоверных отличий. В тоже время после 12-недельного приема розувастатина абсолютные значения ТГ через 6 ч после ЖН достоверно снижались на 40% (p<0,01) по сравнению с показателями до лечения.

Исходя из положения об ответственности липопротеинлиполиза за реципрокные взаимоотношения уровней ТГ и ЛПВП у больных ИБС и МС как натощак, так и в постпрандиальный период в анализ включено отношение ТГ/ЛПВП (E.A. Nikkila et.al., 1978). Это соотношение рассматривается как показатель активности липопротеинлиполиза ЛП, богатых ТГ, повышение скорости которого сочетается с повышением уровня ЛПВП. На фоне лечения розувастатином отмечалось снижение средней величины отношения ТГ/ЛПВП по сравнению с показателем до лечения на 38% (p<0,01) натощак и на 47% (p<0,01) в постпрандиальный период, что, вероятно, связано с увеличением скорости липопротеинлиполиза ЛП, богатых ТГ.

Как показали исследования D.G. Harrison и соавторов, снижение уровня ЛПНП и ТГ приводит к улучшению функции эндотелия (1987). В ходе нашего исследования отмечалось уменьшение проявлений эндотелиальной дисфункции на фоне приема розувастатина уже через 12 недель. Так, ПФЭ исходно составил 3,13+1,94%, что ниже нормы (в норме ПФЭ > 10%), а через 6 часов после стандартной ЖН ПФЭ уменьшался на 38%, достигая значения -1,94+1,26 %. После проведенной терапии ПФЭ исходно увеличился на 131 % и составил 7,22+1,75 %, а постпрандиальный уровень ПФЭ увеличился на 22 % и составил 2,46+0,60 %.

Таким образом, влияние розувастатина на экзогенные ЛП и на ЭД являются важными механизмами антиатерогенной направленности действия препарата.

ВЫВОДЫ

  1. Фотоплетизмография является клинически значимым методом оценки параметров эндотелиальной дисфункции у больных ИБС и МС. Проба с ишемией верхней конечности с фотоплетизмографическим контролем позволяет неинвазивно с высокой достоверностью выделить больных с поражением коронарных артерий.

  2. У здоровых лиц и больных ИБС и метаболическим синдромом однократная жировая нагрузка вызывает разнонаправленные изменения липидного спектра крови, фиксируемые через 6 часов. Постпрандиальные показатели липидного спектра у больных ИБС и метаболическим синдромом характеризуются гипертриглицеридемией, увеличением ЛПНП и снижением ЛПВП, а у здоровых лиц – нормотриглицеридемией, снижением ЛПНП и повышением ЛПВП.

  3. Феномену постпрандиальной гиперлипемии свойственна высокая атерогенность, что подтверждается существенной связью с эндотелиальной дисфункцией периферических артерий и коронароангиосклерозом по данным коронароангиографии.

  4. Степень и распространенность атеросклеротического поражения общих сонных артерий связаны с атеросклерозом коронарных и периферических артерий, а показатели постпрандиальной гиперлипемии вносят отрицательный вклад в развитие этих процессов.

  5. При ИБС и метаболическом синдроме развиваются процессы сердечно-сосудистого ремоделирования, включающие изменения массы и геометрии левого желудочка, увеличение жесткости артериальной системы и тонуса резистивных сосудов, на что оказывает воздействие и атерогенные сдвиги в липидтранспортной системе крови в ходе пробы со стандартной жировой нагрузкой.

  6. Лечение розувастатином в дозе 10 мг/сутки положительно влияет как на показатели липидного спектра крови натощак, так и в постпрандиальный период, улучшая эндотелий – зависимую вазодилатацию периферических артерий.

^ ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

  1. Проба со стандартной жировой нагрузкой может быть рекомендована как метод ранней диагностики атерогенных нарушений в липидтранспортной системе крови у больных с ишемической болезнью сердца и метаболическим синдромом.

  2. Метод оценки эндотелий - зависимой вазодилатации периферических артерий с фотоплетизмографическим контролем позволяет на амбулаторном и стационарном уровне выявлять лиц с высоким риском стенозирующего коронароангиосклероза (при ПФЭ менее 3% через 6 часов после пробы со стандартной жировой нагрузкой).

  3. Использование статинов эффективно не только для коррекции показателей липидного спектра, определенных натощак, но и для улучшения показателей липидного спектра в ходе пробы со стандартной жировой нагрузкой и уменьшения проявлений дисфункции эндотелия.


^ Список работ, опубликованных по теме исследования

  1. Лебедев П.А. Постпрандиальная гиперлипидемия и сосудодвигательная функция эндотелия у больных с ишемической болезнью сердца / П.А. Лебедев, Т.В. Кровякова, С.А. Силаев // Медицина: достижения и перспективы: Материалы научно – практической конференции, посвященной 100-летию Самарской областной клинической больницы им. М.И. Калинина. – Самара. – 2008. – С.397-400

  2. Кровякова Т.В. Постпрандиальная гиперлипидемия как фактор нарушения сосудодвигательной функции эндотелия у больных с ишемической болезнью сердца / Т.В. Кровякова, П.А. Лебедев, С.А. Силаев // Актуальные вопросы последипломного образования и здравоохранения: Материалы межрегиональной научно-практической конференции. – Самара. – 2008. - С.318-319

  3. Силаев С.А. Постпрандиальная липемия в патогенезе атеросклеротических поражений головного мозга / С.А. Силаев, Т.В. Кровякова, Е.В. Соболева // Актуальные вопросы последипломного образования и здравоохранения: Материалы межрегиональной научно-практической конференции. – Самара. – 2008. - С.338-340

  4. Кровякова Т.В. Нарушение эндотелий-зависимой вазодилатации в ходе пробы с жировой нагрузкой как фактор коронарного атеросклероза / Т.В. Кровякова, П.А. Лебедев // Кардиология: Реалии и перспективы: материалы конгресса. Приложение 1 к журналу «Кардиоваскулярная терапия и профилактика». – Москва. - 2009. - №8 (6). – С. 194

  5. Кровякова Т.В. Розувастатин в коррекции атерогенной постпрандиальной гиперлипемии и эндотелиальной дисфункции / Т.В. Кровякова // Аспирантский вестник Поволжья. – 2009. - №7-8. – С. 24 - 27

  6. Кровякова Т.В. Факторы коронарного атеросклероза у больных с ишемической болезнью сердца и метаболическим синдромом и возможности розувастатина в их коррекции / Т.В. Кровякова, М.Ю. Александров, П.А. Лебедев // Самарский медицинский журнал. – 2010. – Том 53-54. - № 1-2. – С. 14-19

  7. Кровякова Т.В. Дисфункция сосудистого эндотелия, ассоциированная с постпрандиальной гиперлипемией как фактор коронарного атеросклероза у больных с метаболическим синдромом / Т.В. Кровякова, П.А. Лебедев // Материалы Всероссийского научно-образовательного форума «Профилактическая кардиология 2010». – 2010. – С. 76 - 77

  8. Кровякова Т.В. Факторы коронарного атеросклероза у больных со стабильной стенокардией напряжения и метаболическим синдромом / Т.В. Кровякова, П.А. Лебедев // Российский кардиологический журнал. – 2010. - №3 (83). – С. 12 – 15

  9. Кровякова Т.В. Влияние терапии розувастатином на показатели постпрандиальной гиперлипемии и эндотелиальной дисфункции у больных ишемической болезнью сердца / Т.В. Кровякова, П.А. Лебедев // Кардиология ПФО: возможности и перспективы: Информационные материалы III съезда кардиологов Приволжского Федерального Округа. – Самара. – 2010. – С. 105-106

  10. Кровякова Т.В. Постпрандиальная гиперлипемия и эндотелиальная дисфункция в патогенезе коронарного атеросклероза у больных с метаболическим синдромом / Т.В. Кровякова, П.А. Лебедев // Кардиология ПФО: возможности и перспективы: Информационные материалы III съезда кардиологов Приволжского Федерального Округа. – Самара. – 2010. – С. 295-296

  11. Кровякова Т.В. Нарушение эндотелий - зависимой вазодилатации в ходе проведения пробы с жировой нагрузкой как фактор коронарного атеросклероза у больных с метаболическим синдромом, возможность коррекции розувастатином / Т.В. Кровякова // Аспирантский вестник Поволжья. – 2010. – №3-4. – С.32-37

  12. Кровякова Т.В. Постпрандиальная гиперлипемия как фактор коронарного атеросклероза у больных с метаболическим синдромом, возможность коррекции розувастатином / Т.В. Кровякова, П.А. Лебедев // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. – 2010. - № 8. – С. 23-28



^ СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

ДАД – диастолическое артериальное давление

ЖН – жировая нагрузка

ИА – индекс атерогенности

ИБС – ишемическая болезнь сердца

ИГ – индекс гипертрофии

ИЖ – индекс жесткости

ИММЛЖ – индекс массы миокарда левого желудочка

ИМТ – индекс массы тела

ИО – индекс отражения

ИТБ – индекс талия-бедра

КАГ – коронароангиография

ЛП – липопротеины

ЛПВП – липопротеины высокой плотности

ЛПНП – липопротеины низкой плотности

ЛПОНП – липопротеины очень низкой плотности

ЛС – липидный спектр

ММЛЖ – масса миокарда левого желудочка

МС – метаболический синдром

ПАД – пульсовое артериальное давление

ПВ – пульсовая волна

ППГ – постпрандиальная гиперлипемия

ПФЭ – показатель функции эндотелия

САД – систолическое артериальное давление

СИС – суммарный индекс стенозов (индекс G.Gensini)

Т – время отражения

ТГ – триглицериды

ТЗС – толщина задней стенки

ТИМ ОСА – толщина комплекса интима-медия общих сонных артерий

ТМЖП – толщина межжелудочковой перегородки

УЗДГ БЦС – ультразвуковая доплерография брахиоцефального ствола

ФИ% - фракция изгнания

ФПГ – фотоплетизмография

ХС – общий холестерин

ХСН – хроническая сердечная недостаточность

HbA1c – гликозилированный гемоглобин


6825192142083341.html
6825405533366749.html
6825565695553318.html
6825646251731103.html
6825725254829246.html